Page 15 - Украинские преступления против человечности (2022-2023)
P. 15

только  мы  знаем  эти  моральные  и  физические  издевательства,
            которые мы перенесли от этого карательного отряда. У всех тряс-
            лись руки. Мы местные, и каждый рассказывал свои страшные
            истории. В каждой семье появились свои герои, ребята, которые
            сказали: “Не бойтесь, выходите. Мы пришли за вами, мы — рус-
            ские”. Мы начали плакать от радости, потому что у нас уже было
            такое отчаяние и думали, что мы не останемся живыми.
               Украинцы   говорили  нам:  “Ви  не  евакуювалися,  а  в  нас  на-
            каз  —  не  залишати  тут  нікого  і  нічого  (Вы  не  эвакуировались,
            а  у  нас  приказ  —  не  оставлять  здесь  никого  и  ничего)”.  Когда
            просили  детей  эвакуировать,  то  отвечали:  “Тут  немає  ні  дітей,
            ні людей (Тут нет ни людей, ни детей)”, и это было очень страш-
            но.  Страшно,  когда  еда  и  вода  заканчивались  в  подвале,  а  ре-
            бенку нужно было дать. Мы старались… Снег выпал тоненьким
            слоем, и мы ночью сгребали руками снег и топили его в миске.
               Там был подвальчик, бабушка и дедушка спустились туда, по-
            тому что обстрелы были страшные. Так украинцы их подожгли.
            Бабушка  была  очень  худенькая,  и  она  вылезла,  чтобы  открыть
            форточку и спасти деда. Она была с ожогами гортани. Они спас-
            лись, а украинцы стояли и смеялись.
               С ВСУ как-то мы и не разговаривали, потому что было страш-
            но. Это были настолько грубые люди, и старались обходить их 10-й
            стороной. Нас согнали в подвал, и мы их не видели, нам запре-
            щали даже свечки сжечь в подвалах. Если бы пришли и увидели,
            что мы там при свете сидим, то это был бы еще прилет нам от них».

            Свидетельство № 9
                                      Кодак Андрей Юрьевич, 36 лет,
                                      место жительства на момент опроса —
                                      г. Мариуполь

                                         «Я   был  ранен  в  Мариуполе
                                      21 марта 2022 года, проспект Мира,
                                      возле горбольницы № 3. Мы пошли
                                      за мальчиком. Мальчик был с пере-
                                      ломом правой руки и обожжена пра-
                                      вая сторона лица. Его отец прикрыл
                                      собой,  а  семья  вся  умерла,  мама,



            18
   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20